К сладкому я сейчас отношусь примерно как к группе «На-на» — дескать, от чего там было с ума сходить в 1994-ом? Невкусно и смешно. Однако, я еще помню эту мощную притягательную силу (нет, я не про «фаину-ну-нана»). Силу инсулина.

Зависимость от сладкого носит в первую очередь физиологический характер. О чем я, кстати, долгое время не задумывалась. Списывала все на собственную жадность, потом — на диетический менталитет и запретный плод. А там вполне четкий порочный круг, как у любой зависимости: сладкое — углеводный пик — инсулин — инсулиновый пик — гликемический криз — и сладкое, срочно! Психолог и психотерапевт, специалист по интуитивному питанию Светлана Бронникова подобно это описала в своей статье «Сахар-террорист», кто не читал — тут.

32423_80912-700x500

Расскажу про свой опыт. Как я слазила с инсулиновой иглы. Ну во-первых, я себе все разрешила. Точнее я сказала:

— Дорогой организм, чтобы не случилось, я клянусь — мы больше никогда не будем сидеть на диетах. Никогда ты снова не будешь мучиться от голода среди еды. Никогда я не отдерну руку от желаемой пищи из каких-то цифровых соображений (килограммы, калории, БЖУ, гликемический индекс).

— Что, и сладкое можно? Любое?

— Да.

— В любое время?

— Да.

— Но ведь не в любом количестве?

— Тебе решать.

Потом как раз настал момент «количества». Чтобы понять, что запретов нет, просто необходимо пройти босыми ногами по местам бывших границ. Сладкое слишком долго вызывало страсть, вину и другие сильные чувства. Как говорится, нужно встретиться со своим страхом лицом к лицу. Как это сделать — отправляю вас еще раз к текстам Светланы Бронниковой, которыми руководствовалась я при настройке интуитивного питания. Легализация или принцип хомяка.

Я купила три торта. В ближайшей любимой кондитерской. Именно они были символом — а вот сейчас я как наемся и утешусь. Я человек ярких эмоций, меня не утешишь конфеткой. Очень важен был момент начала… внедрения ложки в какое-то большое количество чудесного, запретного, сладкого. Как бы в самом торте содержалось послание — тебе хватит на все твои беды, сколь обширны они бы не были.

В первый вечер я съела один торт наполовину, второй — где-то на треть, от последнего отрезала 1 кусок. Утром доела самый любимый (который наполовину). И отправилась покупать еще одну коробку. Торты полностью занимали полку в холодильнике — три белых коробки, одна на другой. Эта картина сохранялась примерно неделю. Досталось, конечно, и мужу, и няне, и всем, кто имел неосторожность заглянуть ко мне в «мою сумасшедшую неделю». Я отвозила остатки тортов девочкам на работу, угощала бухгалтеров.

9462505Максимум — почти целый торт — я съела в самый первый день. Потом интерес к посыпкам и розочкам становился все менее интенсивным. Выковыривался изюм, обдиралась мастика. Мне надоело бесконечно пристраивать это сладкое тесто, и я просто начала выкидывать коробки. И да, настал день, когда я не открыла ни одну из них. А потом еще один. Эксперимент был завершен.

Больше я ничего не легализовывала, будто убедившись, что мною освоен такой отличный инструмент как «принцип хомяка». Сладкое уходило постепенно и незаметно. Его как-то все реже хотелось… оно чем-то замещалось… Я точно стала есть больше фруктов, распробовала и полюбила горький шоколад. Вот с ним, наверное, и был второй долгий этап. У меня дома почти всегда хранилось 2−3 плитки отменного шоколада, от которых я по настроению отламывала кусочки к утреннему кофе. Каждый день.

  • Сладкое — можно. Сколько ты захочешь. И это не закончится.

Честно, я не помню, когда и как пропал шоколад. Из постоянного обращения пропал, а так-то я его по прежнему люблю и ценю (сколько было всего перепробовано, но лучше швейцарского нет). Мед еще, особенно донник. И хорошую выпечку в хороших кондитерских, типа итальянских хрустящих печенек, такие знаете, густого насыщенного цвета, как топленное молоко, но темнее. И… простите, увлеклась.

А магазинные торты иногда пробегают в моей жизни в качестве социальной еды. Или конфетки, которые взрослые так любят дарить детям, в том числе моим. Бесплатные зефирки в кофейнях — все сладко, так сладко, приторно, отвратно. Бывает, что и красивое, свежее, но мноооого сахара. Этот белый — истинный Первый. Он покрывает собою все — от негативных эмоций до вкусовых оттенков.

Отворот от сладкого происходит со всеми интуитивными едоками. Ну просто потому что это действительно не очень естественно — лупить такое количество так легко усвояемой энергии. Вторая наблюдаемая мною тенденция — многие начинают мало и редко есть мясо. Ни коим образом не призываю к вегетарианству. Я призываю к еде!

— А мне можно???

— ДА.

  • lisichka

    Самое трудное для меня -- не реагировать на прибавку в весе. Вернее это даже невозможно. Я начинаю хуже к себе относиться, и получается замкнутый круг.

    • Ох. Я могу сказать «относитесь к себе лучше и измените критерии». Но… это реально непросто. Но возможно. Точно возможно.

    • Ольга

      я вас так понимаю!
      когда начала ИП, начала, конечно, набирать вес. А у меня перед этим как раз был этап — я с огромным трудом сбросила с 91-го кг до 79-и — 12 кг почти за год упоротых тренировок и диеты. И тут с таким трудом сброшенные килограммы возвращаются с такой дикой скоростью…
      Я тАк переживала.
      Сейчас смотрю на все что было и понимаю, если бы я забила на вес, то этап роста веса не растянулся бы на 2 года — а так я из-за своих страхов растолстеть все никак не могла окончательно разрешить себе есть — а это провоцировало переедание. То есть, я легализовала списки продуктов, но никак не могла легализовать количество пищи — каждый прием пищи старалась съесть меньше, чем хотелось и от этого срывалась в зажоры. С тех 79-и кг доросла до 98-и, кстати.
      Сейчас вес не знаю — в последний раз взвешивалась, была 95 или 96. В общем, вес начал падать только после того, как я легализовала не только продукты, но и их количество, и время приема пищи, и, кстати, голод

  • Ольга

    Ох, как похоже на мою историю! И все же по-другому, конечно. У меня легализация началась с поедания шоколада — плитки 2 в день, булок, какао по несколько чашек — кстати, пришлось найти хорошее, необжаренное, с коричневым сахаром, после него другое не нравилось. Потом количества сладкого понемногу уменьшались. Но оно было каждый день. Особенно какао. А потом я забеременела. И фсе! От сладкого и шоколада стало воротить, сейчас легче, съесть могу от голода, но не тянет вообще. Стандартный набор беременной — соленые огурцы, квашеная капуста, маринованные томаты. и мясо! Потом, через пару месяцев, и это буйство прошло, мясо тоже отпало само собой. И вообще к еде отношение стало такое: «ну-с, что меня сегодня соблазнит на съедение?».
    Да, это работает:)!

  • Кристина

    Cпасибо за статью. Прочитала и убедилась, да не у меня одной работает. У меня были любимые пирожные. Представьте себе мягкое и нежное нечто, крем не крем, сливки не сливки, не знаю что это. Посередине прослойка из карамели. И все это в шоколаде и обсыпано рубленными орехами.
    Я знала, что если мне плохо, я куплю именно это пирожное. Запретное, лакомое, такое утешающее. Со страхом в обнимку пошла в магазин, купила шесть (6!) упаковок. На кассе было очень неудобно, думала, что продавец подумает и т. д.
    Вся эта вакханалия продлилась меньше недели. После восьмой упаковки я поняла, что это жутко сладко. Черезчур сладко.
    И все, с тех пор, как рукой сняло. Могу съесть, но не тянет. Мне больше изюм по душе или орехи в чистом виде, а не в качестве посыпки. Фрукты? Хм, тоже как-то не особо, хотя раньше любила.
    Настал тот момент, когда я научилась ловить себя, подхватывать. Не всегда, но все-таки уже намного чаще, чем раньше. Чего тебе надобно, душенька? Ты устала? Или может быть переволновалась? Или просто утешится надо? Прежде чем съесть — подумай. Будь осознаннее.
    Благодарю автора. Поможет на продолжении пути.
    — Теперь можно все?
    — Правда все?
    — Да, правда. И в любых количествах.

    • «чего тебе надобно, душенька» — самый прекрасный вопрос к себе! «Как я могу о себе позаботиться в настоящий момент»?

  • Анна

    Мне принцип Хомяка помог, сладкого стала есть меньше, но пока из-за временного материнского «дня сурка», его ещё много в моей жизни.
    А как у Вас со сладким в эмоционально тяжелые моменты?

    • я приняла проживание негативных эмоций, чаще плачу и грущу, чем раньше, но что поделать — жизнь разная. «Мне все время как-то», но я хотя бы знаю — как. Помогает озвучивать, именовать эмоцию «я сейчас злюсь из-за вот этого события, я имею право злиться»

      бывает, что ем от усталости. Не всегда ловлю себя на том, что пора отдохнуть. Недавно болела, разбалансировалась, к вечеру может вынести в еду. Если успеваю сообразить, что это не голод, иду быстрее лежать)) От усталости тупеешь, к сожалению

  • птиц

    Да, спасибо за статью, было очень интересно.
    Думаю (и слышала, что), после недоеданий истощённый организм требует в большом количестве быстрых углеводов, сахара, жиров -- то есть энергии. Когда основная потребность удовлетворяется, организм «тянется» уже за чем-то более витаминно-питательным, и сладкое уже ни к чему)
    Но мне пока, например, жутко страшно вот так насытить своё тело. Хотя очень надо, конечно.

  • Ольга

    Я, кстати, тот пост у светлячка воспринимаю весьма скептически.
    Конечно, я не биохимик и не знаю, как именно действует сахар. Мой пик компетентности в данном вопросе: читала, что сахар вызывает большой выброс инсулина, еще у Монтиньяка в далеком 99-м. Там же вычитала страшные списки гликемических индексов продуктов. Тогда же, кстати, подсела на первую в своей жизни диету — я была страшно жирная — цельных 57 кг — надо было избавиться от 3-х кг, иначе все, жизнь в помойке.
    Ну и засосало, как это обычно случается — в циклы сброса-набора — доросла девочка до 98 кг (а то может и больше, просто мне взвешиваться всю жизнь было страшно — как взвешусь, так стресс на несколько недель)…

    Но речь не о том. Про действие сахара. Мой организм, видимо, построен по каким-то другим законам. То есть, да, после сладкого очень быстро начинается голод — гипогликемия. Но в чем отличие: при глипогликемии мне совсем не хочется сладкого — мне хочется полноценной еды — мяса с овощами, например. Или рыбы. В общем, белка какого-нибудь. И так было всегда, даже в самые проблемные годы. А при мысли о сладком, если я была голодная, меня тошнило.

    Сладкое было всегда добавочной едой, а не самостоятельной — я могла очень плотно поесть, но без завершающего десерта внутри возился червячок неудовлетворенности и мешал сосредоточиться на выполнении текущих задач.

    Потом, уже на ИП (интуитивное питание), вы правильно подметили, стало ощущаться что-то странное, странная реакция на все эти избыточно сладкие вещи — было как-то неестественно есть такОе сладкое, оно все казалось искусственным, отваливалось само собой, как раньше отвалился сахарозаменитель и искусственно подкрашенные напитки — вдруг начинаешь остро ощущать на языке неприятную химозу, а в жкт какое-то неправильное состояние (не могу подобрать описание).

    Сейчас сладкое ем, но в таких дозах)) — долька черного шоколада или ложка сгущенки, например, и то, проглотишь и так подозрительно косишься внутрь себя — не возникнет ли опять ощущение что я наелась пластмассы или нефтепродуктов?

    Я подметила момент, когда у меня отвалилось сладкое — несколько раз наливала себе сладкого чаю или кофе, или клала мед в творог — и никак не могла допить/доесть, даже если перед этим я именно этого сладкого именно в таком качестве и хотела

  • martinkadp

    интересно, пытаюсь представить… я себе сладкое не запрещаю, у меня другая проблема — многое из того, что хочется, нельзя объективно, потому как аллергия или поджелудочная не принимает. чипсы те же. тут и похомячить не получится, потому как последствия будут

  • Надежда

    Очень ценная информация! Спасибо за статью. Сладкое-мой камень преткновения моя боль и любовь)))Надо, похоже, легализовывать именно так, а то стою на месте — уже больше месяца практикую интуитивное питание, но одно сладкое на уме. Вроде бы все разрешила себе. Но не до конца понимаю- получается, все же где-то есть запреты, если такая тяга до сих пор?

    • ну и пусть побудет на уме. Вы же годами себе его запрещали. За месяц эта боль не уйдет. Побудьте в этом, сладкое все равно вытеснится другой едой

  • Наташа

    А я от сладкого давно отказалась, просто так как-то. От сахара, т. е. Были моменты, набрасывалась, но того удовольствия уже не получала. Только вот остались полезные сладости — сухофрукты, фрукты вообще могу килограммами есть, и мед. Его я ем с самого детства. И почти никогда не запрещала себе. Но не могу остановиться. Мне кажется, я его слишком много ем. Иногда на самом деле не хочу, но все равно ем. Не понимаю, что мне делать)

Обо мне Меня зовут Дина. И первый раз на диету я села в детском садике.

Читать дальше


Живите легко «Лишняя» еда чаще всего скрывает собой травмы и психологические проблемы. Партнер проекта — психолог и психотерапевт Анастасия Рубцова.