Так звучит тема моего второго диплома. На днях я удачно защитилась в Московском институте Психоанализа. Оценка «отлично» меня искренне порадовала, потому что писать дипломы — довольно муторное занятие со скудной, но точной стилистикой. Здесь мне бы хотелось рассказать о наиболее интересной части работы — собственно, исследовании. Гипотеза была довольно простая: между тревожностью и расстройствами пищевого поведения ЕСТЬ взаимосвязь. Спойлер — так оно и оказалось. Но есть, как говорится, нюансы.

Для измерения расстройств пищевого поведения мы взяли мой любимый голландский тест, который «приколочен» на этом сайте. Он фиксирует три типа РПП:

— Ограничительный. Преднамеренные усилия, направленные на достижение или поддержание желаемого веса через самоограничения в питании. Так называемый «диетический менталитет».

— Эмоциогенный. Еда в ответ на негативные эмоции.

— Экстернальный. Желание поесть стимулируется не реальным чувством голода, а внешним видом еды, её запахом, текстурой. Сюда же относится так называемое «социальное» переедание — на днях рождения, «за компанию».

Тревожность мы прогнали через три методики. Это тест Спилберга, где отдельно оцениваются уровни личностной и ситуативной тревоги, то есть тревожность как устойчивая черта характера и как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию. А также тесты Тейлора и Бека, которые мы выбрали за то, что там вопросах много физиологии.

Далее планировалось провести корреляционный анализ между двумя группами параметров — и как бы вуаля — у рппшников будет взаимосвязь с тревожностью, у контрольной группы без расстройств пищевого поведения не будет.

Но после первой же пачки тестов стала видна колоссальная разница между мужскими и женскими ответами. Она была настолько заметной, что мы решили разбить респондентов по гендерному признаку и посмотреть, что из этого получится. Сейчас покажу слайды по уровню тревожности (выборка — 48 человек, в возрасте от 18 до 59 лет, из них 30 женщин и 18 мужчин).

Распределение мужчин и женщин по уровню выраженности ситуативной тревожности (тест Спилберга)

Распределение мужчин и женщин по уровню выраженности личностной тревожности (тест Спилберга)

Это наиболее впечатляющая часть. По Спилбергу расчет значимых различий (U-критерий Манна-Уитни) показал статистическую достоверность. По Тейлору и Беку ситуация похожая, средний показатель тревожности в группе женщин заметно выше, чем в группе мужчин, но эти различия не достигают уровня статистической значимости.

Ну ок. Что же в таком случае происходит с нарушениями пищевого поведения у мужчин и женщин? Можно смело предполагать, что мужчины реже женщин сидят на диете, социальные стандарты к ним куда добрее. Значит, ограничительный тип РПП у них будет менее выражен. А с остальными что? А вот:

Средние показатели выраженности РПП в мужской и женской группе. Считается, что норма по ограничительному типу — 2,4. Эмоциональному — 1,8. Экстернальному (внешнему) — 2,8.

Разница по всем типам РПП между мальчиками и девочками составляет 0,3 — 0,4 балла. Я думаю, что у мужчин более нормальные отношения с едой, потому что у них, так сказать, более нормальные отношения с миром. Их меньше давят социальными стандартами, у них больше прав на проявления агрессии в случае негативных эмоций, им проще сказать «нет» в любой ситуации.

Как мы видим из графика, и у той, и другой группы наиболее выражено экстернальное переедание. Это хорошо знакомое всем «схватить печеньку». Вот же они тут стоят. Пахнут, симпатичные. А также менее осознаваемая, но очень распространенная ситуация, которая называется «право на паузу». Засиделись за работой, надо размяться, чаю попить. С печенькой. А еще когда на тарелке в ресторане остается, вроде бы наелся, но уплочено. И вкусно, черт побери! И ладно еще ресторан, там у тебя в доступе хотя бы только то, что ты сам выбрал. А если это семейный юбилей, и бабушка старалась-готовила?! Сердца у тебя нет, ешь давай, желудок-то имеется!

Здесь мы выруливаем на чрезвычайно увлекательную тему о пищевом насилии. В постсоветском пространстве, хранящем память о нескольких периодах большого голода и банке шпрот «на новый год» — тема очень богатая и ждет своего исследователя. Но мы вернемся к моему диплому. И тот, кто дочитал, сейчас будет вознагражден, собственно, результативной выжимкой.

Расчет коэффициентов ранговой корреляции Спирмена выраженности типов расстройств пищевого поведения с тревожностью (мужчины)

* - корреляции статистически достоверны (р≤0,05)

Итак, у мужиков статистически достоверно подтверждена взаимосвязь между тревожностью и вышеописанным экстернальным типом переедания. Это, пожалуй, самый безобидный тип РПП из этих трех. Есть, потому что вкусненько. И «потому что могу». И потому что тревожно, чтобы успокоиться. В эпоху пищевого разнообразия и излишеств — совершенно неудивительна распространенность такого явления. Кстати, есть обоснованное мнение, что в момент экономического спада экстернальное переедание только усиливается. Раз уж нет денег на новую мебель/одежду/путешествия — хоть поем.

Результаты расчета коэффициентов ранговой корреляции Спирмена выраженности типов пищевого поведения с тревожностью (женщины)

* - корреляции статистически достоверны (р≤0,05)

** - корреляционная тенденция — корреляция близкая к значимой

А вот тут мы подошли к самому интересному. И это не корреляционная тенденция (значимыми считаются показатели выше 0.3) по взаимосвязи тревожности и эмоционального переедания у женщин. Тут-то как раз все понятно. Грустно, скучно, тошно — берешь банку мороженого и плачешь, в фильмах сто раз такое видели. Редко показывают, как люди в ночнушках пьют борщ, но что поделать, кинематограф.

А вот отрицательная — отрицательная — корреляция между тревогой и ограничительным типом РПП нас удивила. Это значит, чем больше выражено одно, тем меньше выражено другое. Получается, что диета снижает тревогу. Хотя… В общем, тут сразу возникло много новых вопросов. На первом этапе, когда женщина принимает решение «последить за фигурой» — она получает чувство контроля над собственным телом плюс социальную поддержку. Снижает тревогу? Ну да. При получении первых результатов приятное чувство контроля только усиливается, а социальное одобрение просто зашкаливает. Я сама раз пять худела килограмм на 10−15, чудесный период.

Интересно было бы посмотреть на развитие истории, посчитать корреляцию на протяжении всего диетического цикла, включая срывы и последующий набор веса. Интересно было бы посчитать разницу между «профессиональными диетичками», женщинами, которые всю жизнь ограничивают себя в пище, и теми, кто кидается в «похудательный марафон» по весне. И вообще увлекательно посмотреть разницу между русскими красавицами и какой-нибудь европейской страной, где проще относятся к любым телам, вне зависимости от веса, нарядности одежды, наличия макияжа и проч. Иной набор конвенциональных требований. К которому — и я в это верю — движемся и мы.

Получилось вопросов больше, чем ответов. Эх, нам бы выборку побольше, да времени. Расстройства пищевого поведения — это очень интересно. Но мы усилием научной воли остановились. Гипотеза подтверждена.

  • Елена Новикова

    То есть эмоциональное переедание — это скорее женская черта? А мужчинам чаще достается «поесть за компанию»? Не думала, что гендерная разница есть и в этой области тоже. Казалось бы, еда!

Обо мне Меня зовут Дина. И первый раз на диету я села в детском садике.

Читать дальше


Живите легко «Лишняя» еда чаще всего скрывает собой травмы и психологические проблемы. Партнер проекта — психолог и психотерапевт Анастасия Рубцова.